Бюджет-2017. Здравствуй, елка, Новый год!

Минфин не может запустить бюджетный процесс. Уже второй раз на заседании Кабмина срывается рассмотрение бюджетной резолюции на 2017 год.

Этот документ, как известно, закладывает основы для формирования бюджета на будущий год.

В нем прописываются все ориентиры и маяки, на которые чиновники будут опираться при рассмотрении и утверждении бюджета. Это макропрогнозы с указанием номинального и реального ВВП, инфляции, курса гривны в среднем за год, и на конец года, уровня безработицы.

Также бюджетная резолюция определяет размер минимальной заработной платы и прожиточного минимума.

Если в 2016 принятие бюджетной резолюции заблокировал парламент, то в этом году документ “завис” на самом старте — он никак не может выйти из Минфина.

Уже дважды у членов правительства возникали замечания к проекту документа, и он возвращался на доработку.

Во многом это связано с желанием министра финансов Александра Данылюка изменить формат бюджетной декларации. Министр настаивает на том, чтобы выписать документ с учетом среднесрочного планирования расходов госбюджета.

“Моя позиция была в том, чтобы вносить трехлетнюю декларацию и я давал соответствующие поручения”, — говорит он.

Новый подход к формированию бюджетной резолюции министр определил одним из приоритетов работы министерства. Смысл в том, чтобы определить основные бюджетные ориентиры на следующие после планового два бюджетных периода, которые должны стать базой для формирования бюджетов на 2017, 2018 и 2019 годы.

В приоритетах Данылюк даже прописал дефицит бюджета, на который планировалось ориентироваться при среднесрочном планировании: в 2017 году – 3%, в 2018 – 2,5%. Это согласованные с МВФ показатели дефицита.

Правда, тут возникает противоречие. В марте, когда проект резолюции выносился на рассмотрение, к ней прилагался расчет макропоказателей на 2018 и 2019 годы. А в этот раз его не было. Как отсутствие макропрогнозов на последующие годы согласовывается со среднесрочным планированием, непонятно.

Планирование наперед требует конкретных расчетов, а также их согласования с распорядителями бюджетных средств. Акцент планировалось сделать на расходной части, то есть надо добиться от главных распорядителей средств прогнозов о том, какими будут их расходы на три года наперед.

На все это необходимо время.

Данылюк публично признает: как раз времени на подготовку системного документа в формате, в котором он хотел, не хватило. По его словам, резолюция будет рассмотрена на заседании правительственного комитета в пятницу. “После этого она будет вынесена на следующее заседание Кабмина”, – уверяет он ЭП.

В каком виде документ появится на следующем (или не следующем) заседании правительства, можно только догадываться.

“Проект не будет сильно отличаться от того, который был внесен в конце марта. Но все последующие этапы бюджетного процесса будут сделаны по-новому. Без изменения бюджетного процесса мы не сможем эффективно распределять ресурсы”, – говорит Данылюк.

Пока Минфин дорабатывает документ и определяется с его форматом ясно одно: нынешний год не будет исключением, и бюджет снова будет приниматься в последний момент.

Прописанные в Бюджетном Кодексе сроки бюджетного процесса очередной раз не соблюдаются, процедура подготовки бюджета нарушена.

Не доработали

По закону Кабмин должен принять бюджетную резолюцию не позже 1 апреля. Не позже 30 апреля документ должен рассмотреть парламент.

Минфин подал документ в срок, и впервые утвердить его на Кабмине планировалось 30 марта. Но своевременный старт очень быстро был нивелирован и рассмотрение документа застопорилось.

Документ был вынесен на рассмотрение КМУ, но тогда у министров возникли к нему замечания. Больше всего критики прозвучало от тогда еще министра социальной политики Павла Розенко – он требовал зафиксировать рост социальных стандартов темпами, превышающими инфляционные ожидания.

Замечания также звучали и от других министров.

С тех пор Минфин два месяца дорабатывал документ, и в итоге выдал почти то же самое.

В среду на повестке дня Кабмина стоял проект резолюции практически идентичный мартовскому. За исключением номинального ВВП макропоказатели остались прежними: рост ВВП – 3%, индекс потребительских цен – 8,1%, индекс цен производителей – 8,5%, среднегодовой обменный курс – 27,2 грн за дол, уровень безработицы – 8,6%.

Если в марте прогноз по номинальному ВВП закладывался в сумме 2 574,9 млрд грн, то сейчас он увеличился на 10 млрд грн – до 2 584,9 млрд грн.

Предельный размер госдолга остался неизменным 66,8% ВВП. Предельный объем госгарантий – не более 5% доходов общего фонда госбюджета.

Что изменилось? Минфин конкретизировал свои планы в социальной политике. Так, темпы повышения прожиточного минимума будут не менее, чем на 2% выше инфляции.

Размер минимальной зарплаты закладывается не ниже прожиточного минимума для трудоспособных лиц. Оклад работника первого тарифного разряда также планируется повышать более высокими темпами, чем ожидания по инфляции.

В марте масса замечаний к резолюции имелась у местных властей. В частности, ее предлагалось дополнить положениями о принятии мер о ликвидации налоговой задолженности госпредприятий перед местными бюджетами, изменить механизм взыскания туристического сбора и привязать его ставки к обороту (выручке) за предоставление отельных услуг.

Также предлагалось добавить пункт об обеспечении бюджетов необходимыми ресурсами для выполнения делегированных полномочий. Эти пожелания не были учтены.

Почему резолюцию сняли с рассмотрения

В ходе заседания Кабмина Данылюк снял проект резолюции по формальной причине – она не была рассмотрена на профильном правительственном комитете.

По информации издания, на этот раз замечания к проекту резолюции были у министра образования Лилии Гривневич.

“Министр против пунктов, которые касаются опимизации ПТУ на 5%, что прописано в проекте резолюции”, – сообщил ЭП источник в министерстве финансов.

“В этом проекте резолюции написано об оптимизации сети ПТУ. Для нас важно, чтоб в бюджетной резолюции подчеркивалось, что на содержание учебных учреждений будет предоставлена субвенция”, – объяснила ЭП Гривневич.

Также, по ее словам, нельзя выставлять никаких количественных показателей по оптимизации.

“Регионы будут утверждать свои региональные планы сетей ПТУ, они могут отличаться. Поэтому никаких обобщенных средних показателей по нашему мнению прописывать нельзя. Мы будем отстаивать свою позицию на правительственном комитете”, – пообещала министр.

Все это говорит об отсутствии единого подхода в Минфине к процедуре подготовки бюджета. Есть риск, что доработка документа затянется на неопределенный срок, и он снова будет приниматься впопыхах перед новым годом.

По информации издания, параллельно Минфин начал процесс согласования с распорядителями средств основных параметров бюджета. Оптимистичный сценарий такой – предварительно определиться в июле, к августу свести проект сметы, и вынести на рассмотрение к 15 сентября.

Как будет на практике, покажет время. Балансировать бюджет 2017 предстоит за счет “пакета” социальных законопроектов, который наверняка вызовет ажиотаж в парламенте.

Галина Калачова