Знание освободит нас

Даже самая активная и обеспеченная читающая публика не верит, что чтение способствует повышению материального благосостояния

Девиз львовского Форума издателей «Время читать!» уже давно звучит не только как приглашение для публики взять в руки книгу, но и как призыв к власти — наконец-то обратить внимание на необходимость популяризации чтения, являющегося социально значимой компетенцией. На нынешнем форуме книжники выразили решительность перейти от призывов к действиям. Чтобы достучаться до чиновников, они готовы если не жечь шины под Кабмином, то создавать общественное движение. Ведь и без того тонкая прослойка читающих — а значит мыслящих, экономически и социально активных украинских граждан — тает на глазах.

Книжная гвардия

Казалось, что после «революции достоинства» в украинском обществе должен был произойти всплеск интереса к чтению. Ведь принято считать, что после известных событий в стране возник чуть ли не класс «новых людей», жизненное кредо которых в свое время сформулировал в романе «Что делать?» Николай Чернышевский: «Будем учиться — знание освободит нас; будем трудиться — труд обогатит нас». А ведь книги как раз и являются источником знаний, служат формированию ценностей.

Но украинцы не стали читать больше. События в стране утомили их настолько, что даже те, для кого чтение является одним из самых любимых видов досуга, хотят, что называется, отключить мозг. Это показали результаты второй волны все­украинского исследования чтения книг, проведенного компанией GfK Ukraine по заказу мобильного оператора «Киевстар». Исследование было представлено на XXI Форуме издателей во Львове. «Данные нынешнего опроса демонстрируют хотя и незначительное, но все же снижение интереса украинцев к чтению», — отметил заместитель директора GfK Ukraine Глеб Вышлинский. Это особенно касается детей. Если в 2013 году доля семей с детьми до 15 лет, в которых дети прочитали хотя бы одну книгу за последние три месяца, составляла 57%, то в нынешнем — уже 44%. В прошлом году взрослые респонденты, принявшие участие в исследовании, прочитали в среднем 7,6 книги; в нынешнем — 5,6 книги. Их дети — и того меньше (5,4 и 4,1 книги соответственно).

«В нынешнем году уменьшилась доля тех, кто покупал книги, и выросло количество тех, кто читал книги, уже имеющиеся в домашней библиотеке. Это объясняется тем, что граждане были полностью включены в события, происходящие в стране (в частности, следили за развитием конфликта на востоке), и у них не было настроения заниматься таким мирным делом, как покупка книг. А когда людям хотелось переключиться на что­то более приятное, они брали книги из домашней библиотеки», — объясняет Глеб Вышлинский. Включенность в события, по идее, должна была стимулировать интерес украинцев к чтению статей и публикаций. Но результаты исследования свидетельствуют об обратной тенденции — в 2014 году доля украинцев, которые почти никогда их не читают, увеличилась с 24 до 28%.

Впрочем, украинцы традиционно признаются, что читают намного реже, чем им хотелось бы. В прошлом году об этом заявляли 26% респондентов, а в нынешнем — уже 30%. Главной причиной этого 49% респондентов называют нехватку времени. Но если оно появляется, украинцы все чаще тратят его на развлечения, а не на интеллектуальные занятия. Эта тенденция затронула даже группу взрослых читателей­покупателей (то есть тех, кто купил хотя бы одну книгу в течение последних трех месяцев и прочитал ее). Если поход в ресторан или кафе в прошлом году считали предпочтительным 20% представителей этой группы, то в нынешнем — 31%. То же самое касается похода в кино (8% в 2013 году, 19% в 2014‑м) и на концерт или выставку (5% и 11% соответственно). Кроме того, как отмечается в исследовании, именно за счет читателей­покупателей просел показатель интереса к книжным новинкам — они стали реже за ними следить. «Возможно, активные читатели­покупатели и хотели бы читать больше. Но в нынешней ситуации, когда события в стране съедают все свободное время и вдохновение, у них нет на это сил и времени, поскольку чтение требует дополнительных усилий», — объясняет Глеб Вышлинский.

Воспитать читателя

Описанные тенденции не могут не тревожить. Ведь читатели — это не просто клиенты издательств или посетители библиотек. Это потенциально те самые «новые люди», которых мы так ждем. В исследовании GfK Ukraine приводятся очень убедительные характеристики, отличающие читателей от нечитателей. Первых не интересует просмотр телевизора, они мало времени уделяют социальным сетям, общение упоминают в контексте выходного дня, предпочитают интеллектуальный отдых (чтение, обучение), имеют творческие или духовные увлечения (йога, языки, рисование, написание музыки). Вторые, наоборот, любят смотреть телепередачи, чаще акцентируют внимание на общении (живом и в социальных сетях), увлекаются материальными вещами — готовкой, садоводством, вышивкой и т.д.

Поэтому утрата интереса к чтению может иметь достаточно серьезные социальные последствия. К сожалению, предпосылки для роста армии нечитателей имеются. Прежде всего речь идет о том, что родители все меньше фокусируются на чтении сами и, соответственно, не прививают этого навыка своим детям. Тем временем именно родительский пример является очень важным в формировании привычки к чтению. «У большинства читателей родители читали сами и читали детям на ночь. В семьях нечитателей — наоборот: родители редко читали сами и преимущественно не читали детям на ночь», — отмечается в исследовании GfK Ukraine. «Я предвидела, что современные дети станут меньше читать. Их родители появились на свет в конце 1980‑х; в то время папы и мамы, занятые экономическими проблемами, не прививали им интереса к чтению, поскольку не считали это необходимым, — говорит президент Форума издателей Александра Коваль. — Но есть выход. Если детям не читают дома, значит надо проводить уроки чтения в садиках и школах. Это помогает. Введение таких уроков в Великобритании позволило ежегодно увеличивать количество читателей среди детей на 3%».

Второй серьезной предпосылкой для увеличения количества нечитающей публики является сформированное в обществе довольно однобокое понимание важности чтения. Так, по данным исследования, 90% опрошенных считают, что оно способствует саморазвитию, 78% — что помогает коммуникации между людьми, 65% видят в нем способ заслужить уважение окружающих. Но лишь 35% респондентов считают, что чтение способствует повышению материального благосостояния. Примечательно, что в это не верят даже читатели­покупатели, которые фактически имеют гораздо более высокий достаток, чем нечитатели. «Саморазвитие и материальный достаток в восприятии людей разъединены», — отмечает Глеб Вышлинский. «В любой стране существует четкая зависимость — чем успешнее человек, чем больше он зарабатывает, тем больше он читает», — говорит Александра Коваль.

Видимо, именно на этом обстоятельстве следует акцентировать внимание, проводя социальные кампании по популяризации чтения. Конечно, есть надежда, что необходимость проведения таких кампаний наконец осознает власть, если она заинтересована в укреплении гражданского общества и преумножении человеческого капитала. Но в нынешних условиях тотальной экономии и сосредоточенности на вопросах обороноспособности на это не стоит рассчитывать. «Сами люди, общество должны поджимать государственную власть, требовать от нее большей реакции», — считает Александра Коваль.